payday loans

Ваганов В.А.



Ваганов В.А. Трудные мили К-19

Трудные мили К-19

50 ЛЕТ НАЗАД ПЕРВАЯ АТОМНАЯ РАКЕТНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ СТАЛА БОЕВОЙ ЕДИНИЦЕЙ ВМФ СТРАНЫ
Владимир Ваганов, капитан 1 го ранга в отставке, бывший командир АПЛ
К-19 с 1961 по сентябрь 1965 года.
В разгар холодной войны
18 ноября 1960 года, после того как Государственной комиссией был подписан акт о приёме К 19, этот первый советский подводный атомоход вошёл в состав ВМФ. Подлодка была построена на Северном машиностроительном предприятии (СМП) в Северодвинске по проекту Ленинградского ЦКБ «РУБИН». Генеральным конструктором проекта был Сергей Никитич Ковалёв (1919 – 2011), его заместителем Игорь Дмитриевич Спасский, впоследствии генеральный конструктор и руководитель Рубина. Первым командиром лодки назначили капитана 2 го ранга Николая Владимировича Затеева, его старшим помощником, а впоследствии и командиром этой субмарины был автор этих строк.
Наша К-19 предназначалась для разрушения военных и военно - промышленных объектов на заокеанской территории тогдашнего вероятного противника. Необходимость создания в то время лодок данного класса, оснащённых термоядерным оружием, обуславливалась острым и непримиримым противостоянием двух мировых систем - тем самым, которое историки назвали холодной волной.
Как известно, ещё к исходу 1946 года за океаном был детально разработан план массированной атомной бомбардировки 20 крупнейших городов СССР под кодовым названием Totality. В этих условиях потребовались огромные усилия народа нашей страны, ослабленной потерей 27 миллионов своих сограждан, чтобы за три с небольшим года создать и испытать первую атомную бомбу. В реализации атомного проекта участвовали 480 тысяч трудоспособного населения СССР от выдающихся учёных до учащихся ремесленных училищ.
Остро встал тогда вопрос о средствах доставки нового оружия на очень большие расстояния. В январе 1954 года постановлением правительства главным конструкторам С. Королеву (ОКБ-1) и Н. Исанину (ЦКБ-16) поручалось исследовать возможность применения баллистических ракет с подводных лодок.
16 сентября 1955 года ракета Р-11 фм была запущена с маневрирующей лодки Б-67 при волнении моря 3-4 балла на дальность 140 км. Большой вклад в обеспечение ракетной стрельбы внёс коллектив ленинградского НИИ-49 (главный конструктор В. Арефьев). Предстартовой же подготовкой вплоть до нажатия кнопки «Пуск» уверенно руководил тогда ещё малоизвестный С. Королев. Первая морская ракета была разработана на базе наземной с дальностью полёта 150 км. До межконтинентальной баллистической ракеты (МБРР) было ещё далеко.
Строили всем миром
Постановление правительства о постройке атомных лодок с баллистическими ракетами вышло в августе 1956 года. Технический проект рождался не на пустом месте. К этому времени в Северодвинске полным ходом шло строительство первой торпедной АПЛ. На Урале под руководством В. Макеева началась разработка морского баллистического комплекса с ракетами по термоядерный заряд на дальность 600 км. В ЦНИИ «Электроприбор» под руководством В.И. Маслевского начал разрабатываться навигационный комплекс, обеспечиевающий ракетную стрельбу. То есть «главные кубики» уже обрисовывались, и их нужно было удачно сложить для получения красивой «картинки» в виде современной грозной субмарины.
Разработка технического проекта началась под руководством заместителя главного конструктора 30 летнего
И. Спасского, который возглавил рабочую группу, ставшую впоследствии группой главного конструктора.  Весь проект и рабочие чертежи ПЛ были выполнены за два года. Построена и спущена была на воду К-19 в 90% готовности за один год. Швартовные и ходовые испытания заняли ещё один год. Итого на все про все 4 года. Судя по тому, что в постройке ПЛ принимали участие ещё 20 конструкторских бюро, 35 НИИ (преимущественно ленинградские), «рубиновцы» в эти четыре года не скучали. Такого темпа проектирования и постройки головных кораблей 1 ранга мировая практика кораблестроения ещё не знала.
«И тогда нам экипаж семья…»
Формирование экипажа К-19 в составе 114 человк закончилось к началу 1958 года. Его состав по штату: 31 офицер и 83 мичмана и старшины. Из 31 офицера - 8 командного профиля и 23 - инженерного. Судя по тому, что из шести офицеров, назначенных для управления атoмной энергоустановкой (АЭУ), пятеро закончили училище с красными дипломами, отбор был очень тщательным. Неплохой послужной список подводного плавания имели и офицеры командного состава, представленные Военными советами Северного, Тихоокеанского, Черноморского и Балтийских флотов. Командир ПЛ Н. В. Затеев был представлен командованием Черноморского флота к досрочному присвоению очередного воинского звания, что случалось очень редко.
10-месячная подготовка происходила в Обнинске, в 16-м учебном центре, «детище» Главкома ВМФ адмирала С. Горшкова. Мы были горды, что экипажу будет доверен лучший корабль Военно морского флота. Импонировало и то внимание, которое к нам проявляли высокое начальство и масса интереснейших людей Физико-Энергетического Института. Не забывал нас и научный руководитель АЭУ лодки академик А. Александров, впоследствии президент АН СССР.
Тем временем строительство лодки на эллинге цеха номер 50 СМП шло уже полным ходом и поражало воображение. Со стороны оно походило больше на штурм, не прекращавшийся ни днём, ни ночью. Помимо упомянутого головного СМП в работах было задействовано 125 заводов страны, в том числе и такие ленинградские гиганты, как Кировский завод, Электросила, Балтийский завод, Ижорский завод, Арсенал, Большевик, Объединение ЛОМО, Морфизприбор и другие. В строительстве К-19 принимали участие не менее 100 тысяч ленинградцев, за что от нас, подводников, им глубокий поклон.
Подводники - народ весёлый
После подписания акта приёмки лодка двинулась в направлении своей родной базы, расположенной на Кольском полуострове.
С приходом на базу Северного флота подводная лодка до 1 мая 1961 года отрабатывала задачи «Курса боевой подготовки АПЛ». День 12 апреля 1961 года запомнился надолго тремя событиями. Во-первых радиопрограммой о прорыве нашего североморского лётчика Юрия Гагарина в космос и всеобщим ликованием. Во-вторых «пикированием» подлодки с дифферентом 35' на нос в направлении дна Баренцева моря. И, наконец, встречей с заморской гостьей - американской субмариной.
К-19 шла на глубине 100 м со скоростью до 20 км/час. Неожиданно большие кормовые горизонтальные рули пошли на погружение. И огромная лодка с большим дифферентом на нос устремилась вниз. Своевременно принятые меры - задний ход и продувание всего балласта предотвратили трагедию. Самописец глубины показал, что весь манёвр на погружение до дна занял 15 секунд. Лодка, постояв немного в раздумье на предельной глубине, начала всплывать, набирая скорость, и вылетела на поверхность как пробка, где ею и ожидала американская АПЛ. С ней красиво разошлись ''как в море корабли'' на расстоянии 100 м. Когда первый испуг прошёл, появились шуточки типа ''Юра в космос прорвался, а мы даже до магмы не сумели''. Весёлый народ служит на подлодках!
Разобрались и в причине: шаловливый ученик, обнаружив свободную верхнюю койку, решил быстренько нырнуть в неё, используя в качестве подножки переключатель автомата. А когда его ''взяли в оборот'' старшины, сознался, что ''там что-то щёлкнуло''. Решили с приходом на базу разобрать виновника на комсомольском собрании, где и приняли ''историческое'' решение исключить из комсомола. А на парткомиссии соединения выяснилось, что парень в комсомоле никогда не состоял!
1961 год был знаменателен в истории подводного плавaния двумя событиями с далеко идущими последствиями: первым выходом атомного ракетоносца на боевое патрулирование с термоядерным оружием и беспрецедентным испытанием этого оружия, запущенного с подводной лодки по боевому полю Новой Земли. Через 2-2.5 часа после оглушительного взрыва ведущие теле и радиокомпании Запада прервали передачи экстренным сообщением, что русские на Севере испытали термоядерный заряд мощностью 3.6 мегатонны, предположительно запущенный с подводной лодки.
Сложив эти два события, боевое патрулирование К-19 в Атлантике и взрыв на Новой Земле, американцы впервые поняли, что над ними навис дамоклов меч. Конгресс США заслушал доклад военной комиссии, где говорилось, что если одна ракета, запущенная с К-19 обрушится на Нью Йорк, то от ударной волны могут погибнуть сразу 5 миллионов, а в последующем от радиации и пожаров ещё 4 миллиона человек. Но не забудем: такая судьба могла ожидать и 20 наших городов. .
В жизни и в фильме
В кильватере K-19 к исходу 1962 года было построено ещё семь подводных лодок этого проекта.
Параллельно и на СМП, и в Комсомольске-на-Амуре строились дизель-электрические лодки с аналогичным ракетным комплексом. До развёртывания группировки межконтинентальных ракет (МБР) наземного базирования дивизия атомных и две дивизии дизельных подводных лодок, вооружённых термоядерным оружием, были главной ударной силой и инструментом сдерживания в период разразившегося Карибского кризиса в октябре 1962 года.
После тяжёлой аварии реактора на К-19 в 1961 году пoдводная лодка была восстановлена и перевооружена новым комплексом, позволяющим запускать ракеты с глубины 50 м на дальность 1250 км. В 1963 году впервые с атомного носителя была выполнена испытательная стрельба полным залпом по боевому полю на Северном Урале. Главные задачи по дальнейшему развитию морской стратегической системы были решены. В дальнейшем лодку ждали новые испытания: столкновение с американской ПЛ ''Гетоу'' (1969 г.) и объёмный пожар на боевом патрулировании (1972 г). В Никольском морском соборе на памятной доске высечены имена 36 погибших подводников К-19, выполнивших до конца свой воинский долг.
За время своей службы ПЛ прошла под водой 614 тыс. км (почти два расстояния до Луны). Выведена из боевого состава флота в 1985 году. Не обошли вниманием нашу лодку и американские кинематографисты, поставив художественный фильм ''К-19, оставляющая вдов'' с Харрисоном Фордом и Лайамом Нилсоном в главных ролях. В ходе обсуждения сценария режиссёр Кэтрин Бигелоу не раз напоминала, что фильм будет не документальным, а художественным, где, понятно, нужна, своя интрига. Могу сказать одно: центральный эпизод фильма, борьба с аварией реактора, показан правдиво.
С - Петербургские Ведомости, 18 ноября 2010 г.

50 ЛЕТ НАЗАД ПЕРВАЯ АТОМНАЯ РАКЕТНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ СТАЛА БОЕВОЙ ЕДИНИЦЕЙ ВМФ СТРАНЫ 
Владимир Ваганов, капитан 1 го ранга в отставке, бывший командир АПЛ К-19 с 1961 по сентябрь 1965 года.

В разгар холодной войны

18 ноября 1960 года, после того как Государственной комиссией был подписан акт о приёме К 19, этот первый советский подводный атомоход вошёл в состав ВМФ. Подлодка была построена на Северном машиностроительном предприятии (СМП) в Северодвинске по проекту Ленинградского ЦКБ «РУБИН». Генеральным конструктором проекта был Сергей Никитич Ковалёв (1919 – 2011), его заместителем Игорь Дмитриевич Спасский, впоследствии генеральный конструктор и руководитель Рубина. Первым командиром лодки назначили капитана 2 го ранга Николая Владимировича Затеева, его старшим помощником, а впоследствии и командиром этой субмарины был автор этих строк. 

IMG_0040-2

Наша К-19 предназначалась для разрушения военных и военно - промышленных объектов на заокеанской территории тогдашнего вероятного противника. Необходимость создания в то время лодок данного класса, оснащённых термоядерным оружием, обуславливалась острым и непримиримым противостоянием двух мировых систем - тем самым, которое историки назвали холодной волной. 

Как известно, ещё к исходу 1946 года за океаном был детально разработан план массированной атомной бомбардировки 20 крупнейших городов СССР под кодовым названием Totality. В этих условиях потребовались огромные усилия народа нашей страны, ослабленной потерей 27 миллионов своих сограждан, чтобы за три с небольшим года создать и испытать первую атомную бомбу. В реализации атомного проекта участвовали 480 тысяч трудоспособного населения СССР от выдающихся учёных до учащихся ремесленных училищ. 

Остро встал тогда вопрос о средствах доставки нового оружия на очень большие расстояния. В январе 1954 года постановлением правительства главным конструкторам С. Королеву (ОКБ-1) и Н. Исанину (ЦКБ-16) поручалось исследовать возможность применения баллистических ракет с подводных лодок.

16 сентября 1955 года ракета Р-11 фм была запущена с маневрирующей лодки Б-67 при волнении моря 3-4 балла на дальность 140 км. Большой вклад в обеспечение ракетной стрельбы внёс коллектив ленинградского НИИ-49 (главный конструктор В. Арефьев). Предстартовой же подготовкой вплоть до нажатия кнопки «Пуск» уверенно руководил тогда ещё малоизвестный С. Королев. Первая морская ракета была разработана на базе наземной с дальностью полёта 150 км. До межконтинентальной баллистической ракеты (МБРР) было ещё далеко. 

Строили всем миром

Постановление правительства о постройке атомных лодок с баллистическими ракетами вышло в августе 1956 года. Технический проект рождался не на пустом месте. К этому времени в Северодвинске полным ходом шло строительство первой торпедной АПЛ. На Урале под руководством В. Макеева началась разработка морского баллистического комплекса с ракетами по термоядерный заряд на дальность 600 км. В ЦНИИ «Электроприбор» под руководством В.И. Маслевского начал разрабатываться навигационный комплекс, обеспечиевающий ракетную стрельбу. То есть «главные кубики» уже обрисовывались, и их нужно было удачно сложить для получения красивой «картинки» в виде современной грозной субмарины. 

Разработка технического проекта началась под руководством заместителя главного конструктора 30 летнего И. Спасского, который возглавил рабочую группу, ставшую впоследствии группой главного конструктора.  Весь проект и рабочие чертежи ПЛ были выполнены за два года. Построена и спущена была на воду К-19 в 90% готовности за один год. Швартовные и ходовые испытания заняли ещё один год. Итого на все про все 4 года. Судя по тому, что в постройке ПЛ принимали участие ещё 20 конструкторских бюро, 35 НИИ (преимущественно ленинградские), «рубиновцы» в эти четыре года не скучали. Такого темпа проектирования и постройки головных кораблей 1 ранга мировая практика кораблестроения ещё не знала. 

«И тогда нам экипаж семья…»

Формирование экипажа К-19 в составе 114 человк закончилось к началу 1958 года. Его состав по штату: 31 офицер и 83 мичмана и старшины. Из 31 офицера - 8 командного профиля и 23 - инженерного. Судя по тому, что из шести офицеров, назначенных для управления атoмной энергоустановкой (АЭУ), пятеро закончили училище с красными дипломами, отбор был очень тщательным. Неплохой послужной список подводного плавания имели и офицеры командного состава, представленные Военными советами Северного, Тихоокеанского, Черноморского и Балтийских флотов. Командир ПЛ Н. В. Затеев был представлен командованием Черноморского флота к досрочному присвоению очередного воинского звания, что случалось очень редко. 

10-месячная подготовка происходила в Обнинске, в 16-м учебном центре, «детище» Главкома ВМФ адмирала С. Горшкова. Мы были горды, что экипажу будет доверен лучший корабль Военно морского флота. Импонировало и то внимание, которое к нам проявляли высокое начальство и масса интереснейших людей Физико-Энергетического Института. Не забывал нас и научный руководитель АЭУ лодки академик А. Александров, впоследствии президент АН СССР. 

Тем временем строительство лодки на эллинге цеха номер 50 СМП шло уже полным ходом и поражало воображение. Со стороны оно походило больше на штурм, не прекращавшийся ни днём, ни ночью. Помимо упомянутого головного СМП в работах было задействовано 125 заводов страны, в том числе и такие ленинградские гиганты, как Кировский завод, Электросила, Балтийский завод, Ижорский завод, Арсенал, Большевик, Объединение ЛОМО, Морфизприбор и другие. В строительстве К-19 принимали участие не менее 100 тысяч ленинградцев, за что от нас, подводников, им глубокий поклон. 

Подводники - народ весёлый 

После подписания акта приёмки лодка двинулась в направлении своей родной базы, расположенной на Кольском полуострове. 

С приходом на базу Северного флота подводная лодка до 1 мая 1961 года отрабатывала задачи «Курса боевой подготовки АПЛ». День 12 апреля 1961 года запомнился надолго тремя событиями. Во-первых радиопрограммой о прорыве нашего североморского лётчика Юрия Гагарина в космос и всеобщим ликованием. Во-вторых «пикированием» подлодки с дифферентом 35' на нос в направлении дна Баренцева моря. И, наконец, встречей с заморской гостьей - американской субмариной. 

К-19 шла на глубине 100 м со скоростью до 20 км/час. Неожиданно большие кормовые горизонтальные рули пошли на погружение. И огромная лодка с большим дифферентом на нос устремилась вниз. Своевременно принятые меры - задний ход и продувание всего балласта предотвратили трагедию. Самописец глубины показал, что весь манёвр на погружение до дна занял 15 секунд. Лодка, постояв немного в раздумье на предельной глубине, начала всплывать, набирая скорость, и вылетела на поверхность как пробка, где ею и ожидала американская АПЛ. С ней красиво разошлись ''как в море корабли'' на расстоянии 100 м. Когда первый испуг прошёл, появились шуточки типа ''Юра в космос прорвался, а мы даже до магмы не сумели''. Весёлый народ служит на подлодках!

Разобрались и в причине: шаловливый ученик, обнаружив свободную верхнюю койку, решил быстренько нырнуть в неё, используя в качестве подножки переключатель автомата. А когда его ''взяли в оборот'' старшины, сознался, что ''там что-то щёлкнуло''. Решили с приходом на базу разобрать виновника на комсомольском собрании, где и приняли ''историческое'' решение исключить из комсомола. А на парткомиссии соединения выяснилось, что парень в комсомоле никогда не состоял!

1961 год был знаменателен в истории подводного плавaния двумя событиями с далеко идущими последствиями: первым выходом атомного ракетоносца на боевое патрулирование с термоядерным оружием и беспрецедентным испытанием этого оружия, запущенного с подводной лодки по боевому полю Новой Земли. Через 2-2.5 часа после оглушительного взрыва ведущие теле и радиокомпании Запада прервали передачи экстренным сообщением, что русские на Севере испытали термоядерный заряд мощностью 3.6 мегатонны, предположительно запущенный с подводной лодки. 

Сложив эти два события, боевое патрулирование К-19 в Атлантике и взрыв на Новой Земле, американцы впервые поняли, что над ними навис дамоклов меч. Конгресс США заслушал доклад военной комиссии, где говорилось, что если одна ракета, запущенная с К-19 обрушится на Нью Йорк, то от ударной волны могут погибнуть сразу 5 миллионов, а в последующем от радиации и пожаров ещё 4 миллиона человек. Но не забудем: такая судьба могла ожидать и 20 наших городов. .

В жизни и в фильме

В кильватере K-19 к исходу 1962 года было построено ещё семь подводных лодок этого проекта. 

Параллельно и на СМП, и в Комсомольске-на-Амуре строились дизель-электрические лодки с аналогичным ракетным комплексом. До развёртывания группировки межконтинентальных ракет (МБР) наземного базирования дивизия атомных и две дивизии дизельных подводных лодок, вооружённых термоядерным оружием, были главной ударной силой и инструментом сдерживания в период разразившегося Карибского кризиса в октябре 1962 года.

После тяжёлой аварии реактора на К-19 в 1961 году пoдводная лодка была восстановлена и перевооружена новым комплексом, позволяющим запускать ракеты с глубины 50 м на дальность 1250 км. В 1963 году впервые с атомного носителя была выполнена испытательная стрельба полным залпом по боевому полю на Северном Урале. Главные задачи по дальнейшему развитию морской стратегической системы были решены. В дальнейшем лодку ждали новые испытания: столкновение с американской ПЛ ''Гетоу'' (1969 г.) и объёмный пожар на боевом патрулировании (1972 г). В Никольском морском соборе на памятной доске высечены имена 36 погибших подводников К-19, выполнивших до конца свой воинский долг.

За время своей службы ПЛ прошла под водой 614 тыс. км (почти два расстояния до Луны). Выведена из боевого состава флота в 1985 году. Не обошли вниманием нашу лодку и американские кинематографисты, поставив художественный фильм ''К-19, оставляющая вдов'' с Харрисоном Фордом и Лайамом Нилсоном в главных ролях. В ходе обсуждения сценария режиссёр Кэтрин Бигелоу не раз напоминала, что фильм будет не документальным, а художественным, где, понятно, нужна, своя интрига. Могу сказать одно: центральный эпизод фильма, борьба с аварией реактора, показан правдиво. 

С - Петербургские Ведомости, 18 ноября 2010 г.

 

Обновлено ( 06.12.2018 19:52 )
 

Ваганов В.А. - Последним романтикам ушедшего века

IMG_20161205_133953m

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Последним романтикам ушедшего века 
К 60-летию производства в офицеры


Минуло больше, чем полвека
Но жив наш дружеский союз!
Нас стало меньше, - это минус,
Но собрались мы – это плюс!

Как офицеры и мужчины
Всю жизнь несли тяжёлый груз.
Не всё сбылось, чего хотели,
Но есть надежда, - это плюс!

Радикулит томит мне спину,
От медиков не отвернусь.
Что ход сбавляем, - это минус,
Без костылей, - бесспорный плюс!

О судьбах атомного флота
Я с другом мыслями делюсь.
Маразм мешает – это минус,
Спасает юмор – это плюс!

Нам юности светла картина
Морского братства сладкий вкус!
Что форму сняли, - это минус,
Но что верны ей, - это плюс.

ветеран подводного флота орденоносец капитан 1 ранга Ваганов В.А.
Обновлено ( 08.07.2017 10:05 )
 

Ваганов В.А. 110-летию со дня рождения академика И.В.Курчатова

110-летию со дня рождения академика И.В.Курчатова
(по воспоминаниям президента Президиума АН СССР Академика А.П. Александрова)
Игорь Васильевич Курчатов родился 12 января 1903 года в семье землемера. В 1923 году досрочно окончил Крымский университет. С 1925 года начал работать в Ленинградском физико-техническом институте под руководством академика А.Ф. Иоффе. После открытия нейтрона в 1932 году в мире резко возрос интерес к ядерной физике, и в этом же году Курчатов переключает руководимую им лабораторию на исследования в этой области.
В 1935 году Курчатовым было открыто весьма важное явление ядерной изометрии. В 1940 году под его руководством Г.Н.Флеров и К.А. Петержак выполнили исследования, которые привели к замечательному открытию самопроизвольного деления ядер урана. «Вспоминая те далекие годы, - пишет Александров, – отчетливо представляешь себе ту роль, которую сыграл Курчатов в развитии ядерной физики и как выдающийся ученый, и как необычайно талантливый организатор. Он обладал удивительным и редким даром объединения людей. Это была отличительная черта его характера. Он был необычайно собран и любое дело выполнял с полной отдачей сил, добросовестно и внимательно». Увлеченность, целеустремленность и организованность, умение найти каждому из коллег дело по плечу, заинтересовать, и в то же время побудить трудиться в полную силу сразу определили место Курчатова в организации исследований в области ядерной физики.
После того, как осенью 1938 года было открыто деление ядра урана под действием нейтронов, стало очевидным, что в принципе возможно осуществление самоподдерживающейся ядерной цепной реакции с выделением колоссальной энергии.
У советских физиков уже весной 1939 года было ясное понимание значения проблемы, и ряд выполненных теоретических и экспериментальных работ позволил Курчатову поставить вопрос о военном значении исследований по делению урана и необходимости их быстрейшего развития.
Вскоре началась Великая Отечественная война. Значительная часть научных сотрудников оказалась в армии или переключилась на выполнение военных заданий. В частности, И.В. Курчатов сосредоточился на противоминной защите кораблей.
Тем временем, в фашистской Германии велись исследования в области урановой проблемы. Стало также известно, что в США в обстановке строжайшей секретности ведется работа над созданием ядерного оружия. 11 февраля 1943 года И.В.Курчатов был назначен научным руководителем урановой проблемы. Работы сразу развернулись широким фронтом. Летом 1945 года поступили сведения об испытаниях в США атомной бомбы, о ее ужасающей разрушительной силе. За этим последовали взрывы в Хиросиме и Нагасаки. Началась «холодная война». Стало очевидным, что необходимо принять срочные меры к ликвидации монополии США на ядерное оружие. Это сознание  стало главной движущей силой дальнейшего развития работ. Масштаб же задачи был колоссальным. Геологам нужно было обнаружить месторождения урана, горнякам наладить его добычу и извлечение руд, химикам и металлургам – освоить химию урана, получить и исследовать этот металл. Следовало наладить производство сверхчистого графита, разработать методику анализа различных веществ, создать производство и технологию разделения изотопов урана, выделения плутония. Наконец, было необходимо изучить законы цепной реакции взрыва ядерного оружия. И все это сделать в стране, пережившей тяжелейшую в мировой истории войну. Не было более подходящего человека на роль научного руководителя разработки урановой проблемы, чем И.В.Курчатов. Он был не только величайшим авторитетом в науке и талантливым организатором, блестящим экспериментатором, но и удивительно доброжелательным человеком. С ним всегда было радостно работать.
25 декабря 1946 года И.В.Курчатов вместе со своими сотрудниками впервые на континенте Европы и Азии осуществил в первом уран-графитовом реакторе цепную реакцию деления урана и получил несколько десятков микрограммов оружейного плутония, что дало возможность радиохимикам практически создать химию плутония и спроектировать предприятия для его извлечения. Металлурги выделили металлический плутоний, определили его свойства и создали металлургию плутония. Так из атомной науки начала рождаться атомная промышленность Страны Советов. 29 августа 1945 года под руководством И.В.Курчатова было успешно проведено первое испытание атомной бомбы. Все возрастающая мощность атомных бомб, развитие теории взрыва, подробное  изучение происходящих при взрыве явлений дали возможность физикам-теоретикам обосновать идею создания термоядерного оружия и 12 августа 1953 года под руководством И.В.Курчатова состоялись его испытания.
Атомный щит нашей страны был успешно создан. Нападение на Советский Союз с использованием ядерного оружия стало бы равносильно самоубийству. «Я помню, - вспоминает Александров, - как глубоко переживал И.В.Курчатов, когда осмыслил результаты первых испытаний термоядерного  оружия. Он говорил тогда: «Нельзя допустить, чтобы это оружие начали применять».
Еще при жизни И.В.Курчатова был спущен на воду первый атомный ледокол «Ленин», разработку и сооружение которого он горячо поддерживал, предугадав большое будущее атомного флота.
И.В.Курчатов предвидел широкое развитие атомной науки и использование ее достижений во многих областях техники. Именно  он выступил инициатором  создания научных центров с ускорителями и реакторами во многих республиках нашей страны.
Академик Курчатов прожил замечательную жизнь, он внес огромный вклад в решение грандиозных задач современности – использования атомной энергии для обороны страны и в интересах мира и созидания. Скончался Игорь Васильевич 7 февраля 1960 года. Слава великому ученому нашей страны и вечный покой!
Материал подготовил В.А.Ваганов – командир атомной подводной лодки «К-19»

110-летию со дня рождения академика И.В.Курчатова

(по воспоминаниям президента Президиума АН СССР Академика А.П. Александрова)

100letИгорь Васильевич Курчатов родился 12 января 1903 года в семье землемера. В 1923 году досрочно окончил Крымский университет. С 1925 года начал работать в Ленинградском физико-техническом институте под руководством академика А.Ф. Иоффе. После открытия нейтрона в 1932 году в мире резко возрос интерес к ядерной физике, и в этом же году Курчатов переключает руководимую им лабораторию на исследования в этой области.

В 1935 году Курчатовым было открыто весьма важное явление ядерной изометрии. В 1940 году под его руководством Г.Н.Флеров и К.А. Петержак выполнили исследования, которые привели к замечательному открытию самопроизвольного деления ядер урана. «Вспоминая те далекие годы, - пишет Александров, – отчетливо представляешь себе ту роль, которую сыграл Курчатов в развитии ядерной физики и как выдающийся ученый, и как необычайно талантливый организатор. Он обладал удивительным и редким даром объединения людей. Это была отличительная черта его характера. Он был необычайно собран и любое дело выполнял с полной отдачей сил, добросовестно и внимательно». Увлеченность, целеустремленность и организованность, умение найти каждому из коллег дело по плечу, заинтересовать, и в то же время побудить трудиться в полную силу сразу определили место Курчатова в организации исследований в области ядерной физики.

 

Обновлено ( 04.09.2013 07:13 )
 

Ваганов В.А. Санкт-Петербург - родина отечественного подводного кораблестроения

Санкт-Петербург - родина отечественного подводного кораблестроения

Предыстория

Горечь поражения России в Крымской войне (1853 - 1856 гг.) глубокой болью отозвались в сердцах всех сословий русского общества. Многие поняли, что эпоха даже первоклассных парусных судов и триумфальные победы русского флота на Балтике, Черном и Средиземном морях, к сожалению, уходят в прошлое. "Сразу же после войны начинает создаваться новая судостроительная промышленность: Балтийский (1856), Невский судостроительный и механический заводы (1857), Кронштадтский пароходный завод (1858), Путиловский и Обуховский сталелитейные заводы(1862) и др.

В ходе Крымской войны заманчивая идея скрытно подойти к вражескому кораблю и заложить под днище мину замедленного действия, а затем пронаблюдать захватывающее зрелище взрыва и гибели супостата, овладела умами многих талантливых (и не очень) изобретателей России. Из многочисленных проектов подводных лодок, поданных в Морское ведомство, заслуживают внимания: подводная лодка И.Ф. Александровского (1866) и лодка С.К. Джавецкого (1879), которые имели механические двигатели; остальные приводились в движение с помощью мускульной силы экипажа. В 1866 году Александровский продемонстрировал Александру II свою подводную лодку с поршневым двигателем, работающем на сжатом воздухе. Он же годом раньше предложил торпеду, работающую на том же принципе.

ПЛ Джавецкого приводилась в движение в подводном положении уже электромотором, питаемым от аккумуляторной батареи.

 

Обновлено ( 04.09.2013 07:19 )
 

Ваганов В.А. Восемьдесят лет на службе Родине

Ваганов В.А. Восемьдесят лет на службе Родине

80let_111 октября исполняется 80 лет со дня вступления в боевой состав Военно-морского флота подводной лодки «Народоволец» — первенца советского подводного кораблестроения, построенной в Ленинграде на Балтийском судостроительном заводе.
В 1994 году на Васильевском острове был открыт музей «Мемориальный комплекс подводной лодки Д-2 ("Народоволец")» — памятник конструкторам и инженерам, ученым и производственникам, героическим советским подводникам. Автору статьи довелось служить на этой подлодке в 1950-1953 годах в должности штурмана и старшего помощника командира.
После революции и гражданской войны состояние флота и судостроительной промышленности было плачевным. В.И. Ленин к восстановлению и строительству флота относился отрицательно. К чести руководства страны, оно не пошло по «ленинскому пути» после смерти вождя. В 1924 году в Военно-морской академии развернулась дискуссия на тему «какой флот нужен стране». Верх взяла «молодая школа», высказавшая мнение о строительстве подводных лодок и надводных кораблей малого водоизмещения - миноносцев и торпедных катеров.
К концу 1926 года Совет труда и обороны утвердил первую шестилетнюю программу кораблестроения, предусматривавшую строительство 12 подлодок, 16 сторожевых катеров и 36 торпедных катеров. 1 ноября 1926 года на Балтийском судостроительном заводе было создано специальное Техническое бюро для проектирования подводных лодок по заказу флота, которое возглавил Б.М. Малинин. По глубине знания конструкций и технологии постройки дореволюционных подводных лодок в тот период ему практически не имелось равных в стране. Перед работниками Техбюро ставилась с виду скромная задача - создать корабль не менее боеспособный, чем современные подводные лодки крупнейших капиталистических государств. И это в обстановке, когда с 1917 года девять лет завод стоял.


80let_2Сегодня кажется невероятным, как небольшой коллектив сумел за четыре месяца спроектировать новый боевой корабль и выполнить закладочные чертежи, а группа опытных мастеров к торжественной процедуре закладки лодок (5 марта 1927 года) сумела выполнить днищевый набор центрального поста всех трех лодок, предоставив возможность СМ. Кирову, главе ленинградских большевиков, вбить в каждую по одной заклепке (до сварки было еще далеко).
К концу 1931 года все три лодки, построенных на Балтийском заводе, вошли в состав Балтийского флота. Создание лодок типа «Декабрист» было подлинным скачком в отечественном подводном кораблестроении. По сравнению с лодками дореволюционной постройки, их дальность хода под водой увеличилась в 5,4 раза; над водой - в 3,6; суммарная масса боезаряда увеличилась в 10 раз; скорость срочного погружения уменьшилась в 6 раз. Лодки типа «Декабрист» явились прототипами для широкого строительства малых, средних, больших и крейсерских подводных лодок, которых к 1941 году построили свыше 200 единиц, из них 82% на заводах Ленинграда.
Репрессии 1936-1939 годов не обошли и командиров подводных лодок. Из ста командиров в 1937 году было репрессировано 51. Был арестован в 1938 году и командир «Народовольца» Л.М. Рейснер, незадолго до этого награжденный высшей государственной наградой. В 1941 году, когда враг подошел к Ленинграду, Мурманску, Севастополю, Одессе, многие подвергшиеся репрессиям понадобились режиму, но большинства из них уже не было в живых...
Как известно, лучшей проверкой качества оружия является война. Подлодка «Народоволец» (командир Р.В. Линдберг), находившаяся к началу войны на Балтийском заводе в ремонте, с открытием навигации 1942 года включилась в боевую деятельность Балтийского флота. В 1942-1945 годах она совершила четыре боевых похода в наиболее удаленную часть Балтийского моря и ни разу не возвращалась без победы.
9 сентября 1952 года И.В. Сталин подписал постановление Совета Министров СССР «О проектировании и строительстве объекта 627» — первой советской атомной подводной лодки проекта 627. Остро встал вопрос об определении автономности проектируемой АПЛ, то есть определении времени непрерывного пребывания людей под водой. Чести участвовать в эксперименте удостоился экипаж «Народовольца», возглавляемый отличным командиром И.М. Хомичем, участником войны на Балтике и инженер-механиком, скромнейшим Н.А. Некрасовым. Старшим помощником на лодке в то время был автор этой статьи.
После небольшого переоборудования и загрузки под завязку патронов регенерации и продуктов питания, подводная лодка легла на грунт на глубине 12 метров близ Кронштадта. Лодке, имевшей подводную автономность 72 часа, предстояло пробыть непрерывно под водой 50-60 суток. Предстояло проверить не только возможность людей выжить в замкнутом объеме длительное время при содержании углекислого газа в атмосфере 1-1,5%, но и их способность безошибочно действовать при управлении сложными механизмами в течение всего времени пребывания под водой. Экипажу лодки удалось продержаться под водой 1420 часов.
Испытания проводились под таким покровом секретности, что это было неизвестно даже многим подводникам. В 1963 году группа подводников из Обнинского учебного атомного центра, приехавшая в Калугу для посещения музея космонавтики им. К.Э. Циолковского, обнаружила на видном месте модель «Народовольца». На недоуменный вопрос, как она сюда попала, экскурсовод объяснил, что для жизнедеятельности человека в космосе в замкнутом объеме опыта, кроме как у подводников, в стране не было.

Владимир Ваганов, капитан 1-го ранга в отставке

Обновлено ( 04.09.2013 07:12 )
 
Страница 1 из 2