payday loans

Ваганов В.А. Трудные мили К-19

Трудные мили К-19

50 ЛЕТ НАЗАД ПЕРВАЯ АТОМНАЯ РАКЕТНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ СТАЛА БОЕВОЙ ЕДИНИЦЕЙ ВМФ СТРАНЫ
Владимир Ваганов, капитан 1 го ранга в отставке, бывший командир АПЛ
К-19 с 1961 по сентябрь 1965 года.
В разгар холодной войны
18 ноября 1960 года, после того как Государственной комиссией был подписан акт о приёме К 19, этот первый советский подводный атомоход вошёл в состав ВМФ. Подлодка была построена на Северном машиностроительном предприятии (СМП) в Северодвинске по проекту Ленинградского ЦКБ «РУБИН». Генеральным конструктором проекта был Сергей Никитич Ковалёв (1919 – 2011), его заместителем Игорь Дмитриевич Спасский, впоследствии генеральный конструктор и руководитель Рубина. Первым командиром лодки назначили капитана 2 го ранга Николая Владимировича Затеева, его старшим помощником, а впоследствии и командиром этой субмарины был автор этих строк.
Наша К-19 предназначалась для разрушения военных и военно - промышленных объектов на заокеанской территории тогдашнего вероятного противника. Необходимость создания в то время лодок данного класса, оснащённых термоядерным оружием, обуславливалась острым и непримиримым противостоянием двух мировых систем - тем самым, которое историки назвали холодной волной.
Как известно, ещё к исходу 1946 года за океаном был детально разработан план массированной атомной бомбардировки 20 крупнейших городов СССР под кодовым названием Totality. В этих условиях потребовались огромные усилия народа нашей страны, ослабленной потерей 27 миллионов своих сограждан, чтобы за три с небольшим года создать и испытать первую атомную бомбу. В реализации атомного проекта участвовали 480 тысяч трудоспособного населения СССР от выдающихся учёных до учащихся ремесленных училищ.
Остро встал тогда вопрос о средствах доставки нового оружия на очень большие расстояния. В январе 1954 года постановлением правительства главным конструкторам С. Королеву (ОКБ-1) и Н. Исанину (ЦКБ-16) поручалось исследовать возможность применения баллистических ракет с подводных лодок.
16 сентября 1955 года ракета Р-11 фм была запущена с маневрирующей лодки Б-67 при волнении моря 3-4 балла на дальность 140 км. Большой вклад в обеспечение ракетной стрельбы внёс коллектив ленинградского НИИ-49 (главный конструктор В. Арефьев). Предстартовой же подготовкой вплоть до нажатия кнопки «Пуск» уверенно руководил тогда ещё малоизвестный С. Королев. Первая морская ракета была разработана на базе наземной с дальностью полёта 150 км. До межконтинентальной баллистической ракеты (МБРР) было ещё далеко.
Строили всем миром
Постановление правительства о постройке атомных лодок с баллистическими ракетами вышло в августе 1956 года. Технический проект рождался не на пустом месте. К этому времени в Северодвинске полным ходом шло строительство первой торпедной АПЛ. На Урале под руководством В. Макеева началась разработка морского баллистического комплекса с ракетами по термоядерный заряд на дальность 600 км. В ЦНИИ «Электроприбор» под руководством В.И. Маслевского начал разрабатываться навигационный комплекс, обеспечиевающий ракетную стрельбу. То есть «главные кубики» уже обрисовывались, и их нужно было удачно сложить для получения красивой «картинки» в виде современной грозной субмарины.
Разработка технического проекта началась под руководством заместителя главного конструктора 30 летнего
И. Спасского, который возглавил рабочую группу, ставшую впоследствии группой главного конструктора.  Весь проект и рабочие чертежи ПЛ были выполнены за два года. Построена и спущена была на воду К-19 в 90% готовности за один год. Швартовные и ходовые испытания заняли ещё один год. Итого на все про все 4 года. Судя по тому, что в постройке ПЛ принимали участие ещё 20 конструкторских бюро, 35 НИИ (преимущественно ленинградские), «рубиновцы» в эти четыре года не скучали. Такого темпа проектирования и постройки головных кораблей 1 ранга мировая практика кораблестроения ещё не знала.
«И тогда нам экипаж семья…»
Формирование экипажа К-19 в составе 114 человк закончилось к началу 1958 года. Его состав по штату: 31 офицер и 83 мичмана и старшины. Из 31 офицера - 8 командного профиля и 23 - инженерного. Судя по тому, что из шести офицеров, назначенных для управления атoмной энергоустановкой (АЭУ), пятеро закончили училище с красными дипломами, отбор был очень тщательным. Неплохой послужной список подводного плавания имели и офицеры командного состава, представленные Военными советами Северного, Тихоокеанского, Черноморского и Балтийских флотов. Командир ПЛ Н. В. Затеев был представлен командованием Черноморского флота к досрочному присвоению очередного воинского звания, что случалось очень редко.
10-месячная подготовка происходила в Обнинске, в 16-м учебном центре, «детище» Главкома ВМФ адмирала С. Горшкова. Мы были горды, что экипажу будет доверен лучший корабль Военно морского флота. Импонировало и то внимание, которое к нам проявляли высокое начальство и масса интереснейших людей Физико-Энергетического Института. Не забывал нас и научный руководитель АЭУ лодки академик А. Александров, впоследствии президент АН СССР.
Тем временем строительство лодки на эллинге цеха номер 50 СМП шло уже полным ходом и поражало воображение. Со стороны оно походило больше на штурм, не прекращавшийся ни днём, ни ночью. Помимо упомянутого головного СМП в работах было задействовано 125 заводов страны, в том числе и такие ленинградские гиганты, как Кировский завод, Электросила, Балтийский завод, Ижорский завод, Арсенал, Большевик, Объединение ЛОМО, Морфизприбор и другие. В строительстве К-19 принимали участие не менее 100 тысяч ленинградцев, за что от нас, подводников, им глубокий поклон.
Подводники - народ весёлый
После подписания акта приёмки лодка двинулась в направлении своей родной базы, расположенной на Кольском полуострове.
С приходом на базу Северного флота подводная лодка до 1 мая 1961 года отрабатывала задачи «Курса боевой подготовки АПЛ». День 12 апреля 1961 года запомнился надолго тремя событиями. Во-первых радиопрограммой о прорыве нашего североморского лётчика Юрия Гагарина в космос и всеобщим ликованием. Во-вторых «пикированием» подлодки с дифферентом 35' на нос в направлении дна Баренцева моря. И, наконец, встречей с заморской гостьей - американской субмариной.
К-19 шла на глубине 100 м со скоростью до 20 км/час. Неожиданно большие кормовые горизонтальные рули пошли на погружение. И огромная лодка с большим дифферентом на нос устремилась вниз. Своевременно принятые меры - задний ход и продувание всего балласта предотвратили трагедию. Самописец глубины показал, что весь манёвр на погружение до дна занял 15 секунд. Лодка, постояв немного в раздумье на предельной глубине, начала всплывать, набирая скорость, и вылетела на поверхность как пробка, где ею и ожидала американская АПЛ. С ней красиво разошлись ''как в море корабли'' на расстоянии 100 м. Когда первый испуг прошёл, появились шуточки типа ''Юра в космос прорвался, а мы даже до магмы не сумели''. Весёлый народ служит на подлодках!
Разобрались и в причине: шаловливый ученик, обнаружив свободную верхнюю койку, решил быстренько нырнуть в неё, используя в качестве подножки переключатель автомата. А когда его ''взяли в оборот'' старшины, сознался, что ''там что-то щёлкнуло''. Решили с приходом на базу разобрать виновника на комсомольском собрании, где и приняли ''историческое'' решение исключить из комсомола. А на парткомиссии соединения выяснилось, что парень в комсомоле никогда не состоял!
1961 год был знаменателен в истории подводного плавaния двумя событиями с далеко идущими последствиями: первым выходом атомного ракетоносца на боевое патрулирование с термоядерным оружием и беспрецедентным испытанием этого оружия, запущенного с подводной лодки по боевому полю Новой Земли. Через 2-2.5 часа после оглушительного взрыва ведущие теле и радиокомпании Запада прервали передачи экстренным сообщением, что русские на Севере испытали термоядерный заряд мощностью 3.6 мегатонны, предположительно запущенный с подводной лодки.
Сложив эти два события, боевое патрулирование К-19 в Атлантике и взрыв на Новой Земле, американцы впервые поняли, что над ними навис дамоклов меч. Конгресс США заслушал доклад военной комиссии, где говорилось, что если одна ракета, запущенная с К-19 обрушится на Нью Йорк, то от ударной волны могут погибнуть сразу 5 миллионов, а в последующем от радиации и пожаров ещё 4 миллиона человек. Но не забудем: такая судьба могла ожидать и 20 наших городов. .
В жизни и в фильме
В кильватере K-19 к исходу 1962 года было построено ещё семь подводных лодок этого проекта.
Параллельно и на СМП, и в Комсомольске-на-Амуре строились дизель-электрические лодки с аналогичным ракетным комплексом. До развёртывания группировки межконтинентальных ракет (МБР) наземного базирования дивизия атомных и две дивизии дизельных подводных лодок, вооружённых термоядерным оружием, были главной ударной силой и инструментом сдерживания в период разразившегося Карибского кризиса в октябре 1962 года.
После тяжёлой аварии реактора на К-19 в 1961 году пoдводная лодка была восстановлена и перевооружена новым комплексом, позволяющим запускать ракеты с глубины 50 м на дальность 1250 км. В 1963 году впервые с атомного носителя была выполнена испытательная стрельба полным залпом по боевому полю на Северном Урале. Главные задачи по дальнейшему развитию морской стратегической системы были решены. В дальнейшем лодку ждали новые испытания: столкновение с американской ПЛ ''Гетоу'' (1969 г.) и объёмный пожар на боевом патрулировании (1972 г). В Никольском морском соборе на памятной доске высечены имена 36 погибших подводников К-19, выполнивших до конца свой воинский долг.
За время своей службы ПЛ прошла под водой 614 тыс. км (почти два расстояния до Луны). Выведена из боевого состава флота в 1985 году. Не обошли вниманием нашу лодку и американские кинематографисты, поставив художественный фильм ''К-19, оставляющая вдов'' с Харрисоном Фордом и Лайамом Нилсоном в главных ролях. В ходе обсуждения сценария режиссёр Кэтрин Бигелоу не раз напоминала, что фильм будет не документальным, а художественным, где, понятно, нужна, своя интрига. Могу сказать одно: центральный эпизод фильма, борьба с аварией реактора, показан правдиво.
С - Петербургские Ведомости, 18 ноября 2010 г.

50 ЛЕТ НАЗАД ПЕРВАЯ АТОМНАЯ РАКЕТНАЯ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ СТАЛА БОЕВОЙ ЕДИНИЦЕЙ ВМФ СТРАНЫ 
Владимир Ваганов, капитан 1 го ранга в отставке, бывший командир АПЛ К-19 с 1961 по сентябрь 1965 года.

В разгар холодной войны

18 ноября 1960 года, после того как Государственной комиссией был подписан акт о приёме К 19, этот первый советский подводный атомоход вошёл в состав ВМФ. Подлодка была построена на Северном машиностроительном предприятии (СМП) в Северодвинске по проекту Ленинградского ЦКБ «РУБИН». Генеральным конструктором проекта был Сергей Никитич Ковалёв (1919 – 2011), его заместителем Игорь Дмитриевич Спасский, впоследствии генеральный конструктор и руководитель Рубина. Первым командиром лодки назначили капитана 2 го ранга Николая Владимировича Затеева, его старшим помощником, а впоследствии и командиром этой субмарины был автор этих строк. 

IMG_0040-2

Наша К-19 предназначалась для разрушения военных и военно - промышленных объектов на заокеанской территории тогдашнего вероятного противника. Необходимость создания в то время лодок данного класса, оснащённых термоядерным оружием, обуславливалась острым и непримиримым противостоянием двух мировых систем - тем самым, которое историки назвали холодной волной. 

Как известно, ещё к исходу 1946 года за океаном был детально разработан план массированной атомной бомбардировки 20 крупнейших городов СССР под кодовым названием Totality. В этих условиях потребовались огромные усилия народа нашей страны, ослабленной потерей 27 миллионов своих сограждан, чтобы за три с небольшим года создать и испытать первую атомную бомбу. В реализации атомного проекта участвовали 480 тысяч трудоспособного населения СССР от выдающихся учёных до учащихся ремесленных училищ. 

Остро встал тогда вопрос о средствах доставки нового оружия на очень большие расстояния. В январе 1954 года постановлением правительства главным конструкторам С. Королеву (ОКБ-1) и Н. Исанину (ЦКБ-16) поручалось исследовать возможность применения баллистических ракет с подводных лодок.

16 сентября 1955 года ракета Р-11 фм была запущена с маневрирующей лодки Б-67 при волнении моря 3-4 балла на дальность 140 км. Большой вклад в обеспечение ракетной стрельбы внёс коллектив ленинградского НИИ-49 (главный конструктор В. Арефьев). Предстартовой же подготовкой вплоть до нажатия кнопки «Пуск» уверенно руководил тогда ещё малоизвестный С. Королев. Первая морская ракета была разработана на базе наземной с дальностью полёта 150 км. До межконтинентальной баллистической ракеты (МБРР) было ещё далеко. 

Строили всем миром

Постановление правительства о постройке атомных лодок с баллистическими ракетами вышло в августе 1956 года. Технический проект рождался не на пустом месте. К этому времени в Северодвинске полным ходом шло строительство первой торпедной АПЛ. На Урале под руководством В. Макеева началась разработка морского баллистического комплекса с ракетами по термоядерный заряд на дальность 600 км. В ЦНИИ «Электроприбор» под руководством В.И. Маслевского начал разрабатываться навигационный комплекс, обеспечиевающий ракетную стрельбу. То есть «главные кубики» уже обрисовывались, и их нужно было удачно сложить для получения красивой «картинки» в виде современной грозной субмарины. 

Разработка технического проекта началась под руководством заместителя главного конструктора 30 летнего И. Спасского, который возглавил рабочую группу, ставшую впоследствии группой главного конструктора.  Весь проект и рабочие чертежи ПЛ были выполнены за два года. Построена и спущена была на воду К-19 в 90% готовности за один год. Швартовные и ходовые испытания заняли ещё один год. Итого на все про все 4 года. Судя по тому, что в постройке ПЛ принимали участие ещё 20 конструкторских бюро, 35 НИИ (преимущественно ленинградские), «рубиновцы» в эти четыре года не скучали. Такого темпа проектирования и постройки головных кораблей 1 ранга мировая практика кораблестроения ещё не знала. 

«И тогда нам экипаж семья…»

Формирование экипажа К-19 в составе 114 человк закончилось к началу 1958 года. Его состав по штату: 31 офицер и 83 мичмана и старшины. Из 31 офицера - 8 командного профиля и 23 - инженерного. Судя по тому, что из шести офицеров, назначенных для управления атoмной энергоустановкой (АЭУ), пятеро закончили училище с красными дипломами, отбор был очень тщательным. Неплохой послужной список подводного плавания имели и офицеры командного состава, представленные Военными советами Северного, Тихоокеанского, Черноморского и Балтийских флотов. Командир ПЛ Н. В. Затеев был представлен командованием Черноморского флота к досрочному присвоению очередного воинского звания, что случалось очень редко. 

10-месячная подготовка происходила в Обнинске, в 16-м учебном центре, «детище» Главкома ВМФ адмирала С. Горшкова. Мы были горды, что экипажу будет доверен лучший корабль Военно морского флота. Импонировало и то внимание, которое к нам проявляли высокое начальство и масса интереснейших людей Физико-Энергетического Института. Не забывал нас и научный руководитель АЭУ лодки академик А. Александров, впоследствии президент АН СССР. 

Тем временем строительство лодки на эллинге цеха номер 50 СМП шло уже полным ходом и поражало воображение. Со стороны оно походило больше на штурм, не прекращавшийся ни днём, ни ночью. Помимо упомянутого головного СМП в работах было задействовано 125 заводов страны, в том числе и такие ленинградские гиганты, как Кировский завод, Электросила, Балтийский завод, Ижорский завод, Арсенал, Большевик, Объединение ЛОМО, Морфизприбор и другие. В строительстве К-19 принимали участие не менее 100 тысяч ленинградцев, за что от нас, подводников, им глубокий поклон. 

Подводники - народ весёлый 

После подписания акта приёмки лодка двинулась в направлении своей родной базы, расположенной на Кольском полуострове. 

С приходом на базу Северного флота подводная лодка до 1 мая 1961 года отрабатывала задачи «Курса боевой подготовки АПЛ». День 12 апреля 1961 года запомнился надолго тремя событиями. Во-первых радиопрограммой о прорыве нашего североморского лётчика Юрия Гагарина в космос и всеобщим ликованием. Во-вторых «пикированием» подлодки с дифферентом 35' на нос в направлении дна Баренцева моря. И, наконец, встречей с заморской гостьей - американской субмариной. 

К-19 шла на глубине 100 м со скоростью до 20 км/час. Неожиданно большие кормовые горизонтальные рули пошли на погружение. И огромная лодка с большим дифферентом на нос устремилась вниз. Своевременно принятые меры - задний ход и продувание всего балласта предотвратили трагедию. Самописец глубины показал, что весь манёвр на погружение до дна занял 15 секунд. Лодка, постояв немного в раздумье на предельной глубине, начала всплывать, набирая скорость, и вылетела на поверхность как пробка, где ею и ожидала американская АПЛ. С ней красиво разошлись ''как в море корабли'' на расстоянии 100 м. Когда первый испуг прошёл, появились шуточки типа ''Юра в космос прорвался, а мы даже до магмы не сумели''. Весёлый народ служит на подлодках!

Разобрались и в причине: шаловливый ученик, обнаружив свободную верхнюю койку, решил быстренько нырнуть в неё, используя в качестве подножки переключатель автомата. А когда его ''взяли в оборот'' старшины, сознался, что ''там что-то щёлкнуло''. Решили с приходом на базу разобрать виновника на комсомольском собрании, где и приняли ''историческое'' решение исключить из комсомола. А на парткомиссии соединения выяснилось, что парень в комсомоле никогда не состоял!

1961 год был знаменателен в истории подводного плавaния двумя событиями с далеко идущими последствиями: первым выходом атомного ракетоносца на боевое патрулирование с термоядерным оружием и беспрецедентным испытанием этого оружия, запущенного с подводной лодки по боевому полю Новой Земли. Через 2-2.5 часа после оглушительного взрыва ведущие теле и радиокомпании Запада прервали передачи экстренным сообщением, что русские на Севере испытали термоядерный заряд мощностью 3.6 мегатонны, предположительно запущенный с подводной лодки. 

Сложив эти два события, боевое патрулирование К-19 в Атлантике и взрыв на Новой Земле, американцы впервые поняли, что над ними навис дамоклов меч. Конгресс США заслушал доклад военной комиссии, где говорилось, что если одна ракета, запущенная с К-19 обрушится на Нью Йорк, то от ударной волны могут погибнуть сразу 5 миллионов, а в последующем от радиации и пожаров ещё 4 миллиона человек. Но не забудем: такая судьба могла ожидать и 20 наших городов. .

В жизни и в фильме

В кильватере K-19 к исходу 1962 года было построено ещё семь подводных лодок этого проекта. 

Параллельно и на СМП, и в Комсомольске-на-Амуре строились дизель-электрические лодки с аналогичным ракетным комплексом. До развёртывания группировки межконтинентальных ракет (МБР) наземного базирования дивизия атомных и две дивизии дизельных подводных лодок, вооружённых термоядерным оружием, были главной ударной силой и инструментом сдерживания в период разразившегося Карибского кризиса в октябре 1962 года.

После тяжёлой аварии реактора на К-19 в 1961 году пoдводная лодка была восстановлена и перевооружена новым комплексом, позволяющим запускать ракеты с глубины 50 м на дальность 1250 км. В 1963 году впервые с атомного носителя была выполнена испытательная стрельба полным залпом по боевому полю на Северном Урале. Главные задачи по дальнейшему развитию морской стратегической системы были решены. В дальнейшем лодку ждали новые испытания: столкновение с американской ПЛ ''Гетоу'' (1969 г.) и объёмный пожар на боевом патрулировании (1972 г). В Никольском морском соборе на памятной доске высечены имена 36 погибших подводников К-19, выполнивших до конца свой воинский долг.

За время своей службы ПЛ прошла под водой 614 тыс. км (почти два расстояния до Луны). Выведена из боевого состава флота в 1985 году. Не обошли вниманием нашу лодку и американские кинематографисты, поставив художественный фильм ''К-19, оставляющая вдов'' с Харрисоном Фордом и Лайамом Нилсоном в главных ролях. В ходе обсуждения сценария режиссёр Кэтрин Бигелоу не раз напоминала, что фильм будет не документальным, а художественным, где, понятно, нужна, своя интрига. Могу сказать одно: центральный эпизод фильма, борьба с аварией реактора, показан правдиво. 

С - Петербургские Ведомости, 18 ноября 2010 г.

 

Обновлено ( 06.12.2018 19:52 )