payday loans

Ваганов В.А. Санкт-Петербург - родина отечественного подводного кораблестроения

Санкт-Петербург - родина отечественного подводного кораблестроения

Предыстория

Горечь поражения России в Крымской войне (1853 - 1856 гг.) глубокой болью отозвались в сердцах всех сословий русского общества. Многие поняли, что эпоха даже первоклассных парусных судов и триумфальные победы русского флота на Балтике, Черном и Средиземном морях, к сожалению, уходят в прошлое. "Сразу же после войны начинает создаваться новая судостроительная промышленность: Балтийский (1856), Невский судостроительный и механический заводы (1857), Кронштадтский пароходный завод (1858), Путиловский и Обуховский сталелитейные заводы(1862) и др.

В ходе Крымской войны заманчивая идея скрытно подойти к вражескому кораблю и заложить под днище мину замедленного действия, а затем пронаблюдать захватывающее зрелище взрыва и гибели супостата, овладела умами многих талантливых (и не очень) изобретателей России. Из многочисленных проектов подводных лодок, поданных в Морское ведомство, заслуживают внимания: подводная лодка И.Ф. Александровского (1866) и лодка С.К. Джавецкого (1879), которые имели механические двигатели; остальные приводились в движение с помощью мускульной силы экипажа. В 1866 году Александровский продемонстрировал Александру II свою подводную лодку с поршневым двигателем, работающем на сжатом воздухе. Он же годом раньше предложил торпеду, работающую на том же принципе.

ПЛ Джавецкого приводилась в движение в подводном положении уже электромотором, питаемым от аккумуляторной батареи.

 


 

Свою лодку, которой он управлял сам, Джавецкий продемонстрировал будущему императору Александру III на озере, примыкающем к Гатчинскому дворцу. По завершении подводного плавания, подводная лодка к удивлению и восхищению Александра и его жены всплыла прямо у дворцового причала, где галантный Джавецкий подошел к ручке Великой княгини Марии Федоровны и вручил ей букет роскошных орхидей.

Под впечатлением от увиденного, Александр посоветовал Военному ведомству обратить внимание на лодку Джавецкого, и вскоре был выдан заказ на строительство в Петербурге 50 (!) подводных лодок его проекта.

Двумя годами раньше, в 1877 году, в Петербурге открывается Николаевская морская академия и к строительству флота высочайшим Указом привлекается Петербургская Академия наук. В 1882 году к решению флотских проблем подключается академик Д.И. Менделеев. В 1884 - 1889 годах на Обуховском заводе и заводе «Старый Лесснер» (ныне - «Двигатель») состязательно налаживается производство боевых торпед - Главного оружия подводных лодок. По предложению Д.И. Менделеева строится и в 1893 году открывается Опытовый бассейн для проверки расчетов на моделях будущих кораблей. Его руководителем назначается лейтенант флота А.Н. Крылов, будущий академик РАН (1916) и руководитель Морского технического комитета. На базе Опытового бассейна, а главное, благодаря «могучей кучке» талантливых кораблестроителей, впоследствии организуется Центральный НИИ Военного кораблестроения. В 1899 году учреждается Санкт-Петербургский Политехнический университет, который подготовит не одну сотню высококвалифицированных кораблестроителей и инженер - механиков.

Следует заметить, что к концу царствования Александра III (1894) преимущественно на петербургских заводах было построено 4 линкора, 8 броненосцев, 19 крейсеров и несколько десятков миноносцев, а также был сделан основательный задел для строительства подводных лодок и морской


виации. Это позволило Александру III спокойно объяснить фельдегеру, прибывшему из Петербурга с неотлагательными бумагами, что «Пока русский царь ловит рыбу, Европа может и подождать».

Ему же принадлежит и глубокая государственная мысль, что «у России есть только два союзника: это ее Армия и ее Флот», о чем мы, потомки, никогда не должны забывать.

Профессиональное строительство подводных лодок (1900 - 1917)

К концу XIX столетия ведущие страны мира вплотную приступили к строительству подводных лодок военного назначения.

В декабре 1900 года Морское министерство поручает трем талантливым офицерам флота спроектировать боевую подводную лодку: кораблестроителю Н.Г.Бубнову, лейтенанту М.Н. Беклемишеву и инженер-механику И.С. Горенову, которые взялись за это дело «добровольно и охотно». К маю 1901 года технический проект был готов. По представлению Морского технического комитета Морское ведомство, не мешкая, размещает заказ на строительство ПЛ на Балтийском казенном(!) заводе. К весне 1903 г. лодка, получившая название «Дельфин», была построена. Все вопросы строительства «провешивались» в Опытовом бассейне с участием А.Н. Крылова.

С началом навигации 1903 года, ПЛ, командиром которой был назначен Н.М. Беклемишев, начала ходовые испытания в Финском заливе. Подводная лодка имела надводное водоизмещение 113 т, была вооружена двумя торпедами, имела глубину погружения 50 метров. Боевые возможности ПЛ были скромными: она могла пройти под электромотором, питаемым от аккумуляторной батареи (АБ) под водой 28 миль (около 40 км), а в надводном положении под бензиновым двигателем - 250 миль (~ 400 км).

К исходу 1903 года, Бубнов и Беклемишев предложили проект серийной ПЛ («Касатка»), которая имела на вооружении уже 4 торпеды и большую дальность в надводном и подводном положении (700 и 30 миль соответственно) и которых в 1904-1905 гг. было построено 6 единиц. По железной дороге они были отправлены во Владивосток и приняли участие в боевых действиях Тихоокеанского флота.

В мае 1905 года Бубнов и Беклемишев подали уже третий проект ПЛ водоизмещением в 400 т. В начале для надводного хода они предложили мощные бензомоторы. Однако вскоре, учтя опыт аварий на «бензиновых» подлодках, И.Г. Бубнов выдвинул вариант с двигателями Дизеля. Завод Нобеля в Петербурге взялся построить такие моторы. Беклемишев заводу не поверил и... ошибся. Их сотрудничество временно распалось. В дальнейшем Бубнов дорабатывал этот проект самостоятельно, а Беклемишев сосредоточился на подготовке экипажей.

Проект Бубнова предусматривал построить лодку, вооруженную уже 8 торпедами и с дальностью плавания в надводном положении до 2500 миль. Лодка, получившая название «Акула», была построена и сдана флоту в 1911 году.

Бубнов и Беклемишев дали «путевку в жизнь» подводному минному заградителю «Краб» конструктора М.П. Налетова, имевшему комбинированное минно - торпедное и артиллерийское вооружение. Минзаг «Краб» был построен в 1915 году и имел на вооружении 4 торпеды и 60 мин.

Большой серией в 1915 - 1918 г. пошли подводные лодки «Барс» Бубнова, водоизмещением 630 т, имевшие на вооружении 12 торпед и дальность плавания 2500 миль.

В период 1901 - 1917 гг. в состав российского флота были введены 73 подводные лодки: по отечественным проектам было построено 34 ПЛ (из них 32 по проектам И.Г. Бубнова), 16 ГШ по зарубежным проектам и 23 приобретены у иностранных фирм.

В целом период 1900 - 1917 гг. ознаменовался большим успехом в развитии подводного кораблестроения. Торпедное вооружение было увеличено в 6 раз, дальность плавания в надводном положении - в 10 раз, лодки снабжались отечественными радиостанциями. Сформировалась Школа подготовки экипажей подводных лодок; проектирование и строительство ПЛ было поставлено на профессиональный уровень.

Успехи подводников в Первой мировой войне (особенно в борьбе с морским судоходством) показали, что на море зарождается новая грозная сила и то, что было очевидно лишь немногим - стало очевидным для всех.

Подводное кораблестроение (1917 - 1941 )

Выдающийся религиозный философ Николай Бердяев, изгнанный Лениным из Петрограда на «философском» пароходе в 1921 году, находясь в эмиграции писал: «Мне глубоко чужда мысль о том, что во главе Октябрьского переворота стояла кучка злодеев».


Доказательством этой мысли является открытие в 1918 году в Петрограде - морской и академической столице страны - Физико - технического института, получившего впоследствии имя его основателя - Абрама Федоровича Иоффе. В отделе этого института, возглавляемого будущим академиком и лауреатом Нобелевской премии Н.Н. Семеновым, начались первые работы по «флотской тематике» - размагничиванию надводных кораблей и подводных лодок.

Важнейшим направлением в работе института были фундаментальные разработки в области физики прочности твердого тела, имеющие прямое отношение к кораблестроению, и подводному особенно. Классические работы Иоффе в этой области в 10-х и начале 20-х годов продолжит А.Н. Александров - будущий научный руководитель строительства первой атомной ПЛ и Президент Академии Наук СССР.

После революции и гражданской войны состояние флота и судостроительной промышленности находилось в состоянии, которое принято называть плачевным. По воспоминаниям Н.К. Крупской, жены В.И. Ленина, страну покинуло 85% технической интеллигенции. Отношение В.И. Ленина к флоту, его восстановлению и строительству было, мягко говоря, довольно прохладное. В ответ на обращение И.В. Сталина в ноябре 1922 года о восстановлении флота, он пишет, что «флот для нас непомерная роскошь. Крейсер «Нахимов» надо достроить и продать с выгодой... Флот нам не нужен».

К чести нового руководства страны, оно не пошло после смерти вождя в этом вопросе по «ленинскому пути».

В 1924 году в Военно-морской академии развернулась дискуссия, которая продолжалась почти два года, в направлении «какой флот нужен стране?» с участием представителей Командования Морских сил РККА, флотов, профессорско-преподавательского состава ВМА, виднейших представителей кораблестроения.

В ходе дискуссии верх взяла «молодая школа», высказавшая мнение о строительстве подводных лодок и надводных кораблей малого водоизмещения (миноносцев, торпедных катеров).

В январе 1926 года в научно-техническом комитете ВМС приступили к выработке основных тактических требований и общего облика будущих подводных лодок. Было решено строить подводные лодки и подводные минные заградители водоизмещением 900 - 1000 тонн.

К исходу года Совет труда и обороны утвердил первую шестилетнюю программу кораблестроения, предусматривающую строительство 12 подлодок, 16 сторожевых катеров и 36 торпедных катеров.

1 ноября 1926 года на Балтийском судостроительном заводе было создано специальное Техническое бюро для проектирования подводных лодок по заказу флота. Его возглавил Борис Михайлович Малинин, выпускник кораблестроительного отделения Политехнического института (1914) - ученик Бубнова, которого к этому времени уже не было в живых. Он скончался в Петрограде в 1919 году от голода.

Кроме Малинина в бюро были включены еще два инженера, знакомых с устройством подводных лодок: Э.Э.Крюгер и А.Н. Щеглов, имевший опыт подводного плавания.

По глубине знания конструкций и технологии постройки дореволюционных подводных лодок инженеру Малинину в тот период практически не имелось равных в стране.

Наряду с инженерами в Техбюро были включены четыре конструктора-чертежника со средне­техническим оразованием: А.И. Коровицын, А.С. Трошенков, Ф.З. Федоров, А.К. Шлюпкин.

Перед работниками Техбюро (7 человек) ставилась с виду скромная задача - создать корабль не менее боеспособный, чем современные подводные лодки крупнейших капиталистических государств.

И это в обстановке, когда с 1917 года (9 лет) завод стоял, а по холодным, опустевшим цехам гулял только ветер. В начале 1927 года в бюро прибыло подкрепление - еще один инженер, С.А. Базилевский, выпускник Политехнического института 1925 года.

С позиции сегодняшнего дня кажется просто невероятным - как такой небольшой коллектив сумел за 4 месяца спроектировать новый боевой корабль и выполнить закладочные чертежи, а группа опытных мастеров к торжественной процедуре закладки лодок (5 марта 1927 года) сумела выполнить днищевый набор центрального поста всех трех лодок, предоставив возможность СМ. Кирову, главе ленинградских большевиков, вбить в каждую по одной заклепке (до сварки было еще далеко). История сохранила нам имена этих мастеров: Д.Я. Карпов, М.Т. Кузнецов, В.Е. Курышев, М.И. Кухта, В.П. Лавинский, Ф.Н. Никитин, Я.С. Степанов, М.В. Стецюра. Им придется вбить не одну сотню заклепок при монтаже прочных корпусов этих лодок, которые впервые должны были выдержать наружное давление на глубине 90 - 100 метров.


Впервые лодки строились двухкорпусные, т.е имели прочный и наружный легкий корпус, при заполнении которого наружной водой погашалась положительная плавучесть и лодки переходили в подводное положение.

Как впоследствии писал Б.М. Малинин, теоретических проработок погружения и всплытия двухкорпусных ПЛ на ровном киле и без крена не существовало и их нужно было разработать и испытать в Опытовом бассейне.

При первом погружении ПЛ «Декабрист» в 1930 году приемная комиссия была обеспокоена нарастающим креном при заполнении главного балласта. Одной из причин было грубое нарушение инструкции Главного конструктора. Но его на борту не было, т.к. он и его помощники Крюгер и Базилевский хоть находились и недалеко, но за решеткой. По указанию «сверху» Малинин и Крюгер были выпущены и вернулись на прежние должности, а вот с Базилевским было повеселей: перед каждым выходом в море на испытания его привозили на «персональной» машине, которая с нетерпением ждала его возвращения, чтобы отвезти домой (т.е. в «Кресты»). Там его охранники помогали ему написать фундаментальный труд «О поперечной остойчивости при погружении двухкорпусных подводных лодок».

К концу 1931 года все три лодки, построенных на Балтийском заводе, вошли в состав Балтийского

флота.

Создание лодок типа «Декабрист» было подлинным скачком в отечественном подводном кораблестроении. По сравнению с лодками дореволюционной постройки ,их дальность хода под водой увеличилась в 5,4 раза; над водой - в 3,6; суммарная масса боевого заряда увеличилась в 10 раз; скорость срочного погружения уменьшилась в 6 раз.

Лодки типа «Декабрист» явились опорными моделями для широкого строительства малых, средних, больших и крейсерских подводных лодок, которых к 1941 году было построено свыше 200 единиц, из них 82% - на заводах Ленинграда. В ходе строительства «Декабристов» набираются опыта и молодые конструкторы будущих подводных лодок. Просматриваются фигуры Н.М. Перегудова и П.З. Голосовского, которые спустя 20 лет возглавят коллективы КБ по проектированию атомных подводных лодок.

Все подводные лодки были спроектированы в ЦКБ «Рубин». Репрессии 1936 - 39 гг. не оставили в стороне и командиров подводных лодок. Из 100 командиров в 1937 году было репрессировано 51. Был арестован в 1938 году и командир «Народовольца» Л.М. Рейснер, незадолго до этого награжденный высшей государственной наградой.

В 1941 году, когда враг подойдет к Ленинграду, Мурманску, Севастополю, Одессе, многие подвергшиеся репрессиям, понадобятся режиму, но многих из них уже не будет... Не будет среди живых и талантливого командира «Народовольца» Льва Михайловича Рейснера.

Как известно, лучшей проверкой качества оружия является война.

Подводная лодка «Красногвардеец» Северного флота стала в 1942 году первой Гвардейской и Краснознаменной подводной лодкой в ВМФ.

ПЛ «Народоволец» (командир Р.В. Линдберг), находящаяся к началу войны на Балтийском заводе в ремонте, с открытием навигации 1942 года включилась в боевую деятельность Балтийского флота. В 1942 - 1945 гг. она совершила 4 боевых похода в наиболее удаленную часть Балтийского моря и ни разу не возвращалась без победы. Она уничтожила 4 крупнотоннажных транспорта противника и тяжело повредила железнодорожный паром «Дойчланд».

После войны, 9 сентября 1952 года И.В. Сталиным было подписано Постановление о развертывании строительства атомных подводных лодок (АПЛ).

В 1953 году ПЛ «Народоволец» была вовлечена в грандиозный «атомный проект». Остро встал вопрос об определении автономности проектируемой АПЛ, т.е. определении времени непрерывного пребывания людей под водой. Этой чести удостоился экипаж «Народовольца», возглавляемый отличным командиром Иваном Марковичем Хомичем, участником войны на Балтике и инженер-механиком, скромнейшим Н.А. Некрасовым. Лодке, имеющей подводную автономность 72 часа, предстояло впервые в мире пробыть непрерывно под водой 50-60 суток.

Постановлением Совмина, вышедшим в конце июля 1953 года, ответственность за испытания возлагалась на начальника Главного медицинского управления Армии и Флота и ГК ВМФ Н.Г. Кузнецова.

После небольшого переоборудования и загрузки под завязку патронов регенерации и продуктов питания, подводная лодка легла на фунт на глубине 12 метров близ Кронштадта. Предстояло проверить не только возможность людей выжить в замкнутом объеме длительное время при содержании С02 в 1 -1,5%, но и их способность безошибочно действовать при управлении сложными механизмами в течение


всего времени пребывания под водой, для чего на лодке находилась группа медиков из Москвы со специальной методикой, руководителем которой был 26 - летний Юрий Нефедов, впоследствии генерал-майор медслужбы и заместитель начальника института космической медицины.

После непрерывного пребывания под водой в течение 1420 часов, подводная лодка всплыла и после небольшого отдыха и медицинского наблюдения ушла в незамерзающую Либаву для отработки курса учебно-боевых задач.

В 1963 году группа подводников из Обнинского учебного атомного центра, приехавшая в Калугу для посещения музея космонавтики им. К.Э. Циолковского, обнаружила на видном месте модель «Народовольца». На недоуменный вопрос - как она сюда попала, экскурсовод объяснил, что для жизнедеятельности человека в космосе в замкнутом объеме опыта, кроме как у подводников, в стране не было.

Испытания проводились под таким покровом секретности, что это было неизвестно даже многим подводникам.

Гордитесь, «Балтийцы», что лодка, построенная вашими руками, не только хорошо воевала и не только внесла свой скромный вклад в строительство атомного флота, но сумела заглянуть в эпоху освоения человеком космического пространства!

Послесловие

В период «горбачевского застоя», где Михаил Сергеевич прошел славный путь от помощника комбайнера до секретаря ЦК по сельскому хозяйству (1973-1985) и на которого возложили задачу «накормить страну», подводный флот страны стал самым сильным в мире. В этот период было построено свыше 500 подводных лодок, из них 256 - атомных стратегического и оперативно -тактического назначения. Советские подводники освоили весь Мировой океан. Только под Арктические льды было совершено 306 боевых похода. Не может быть и речи о том, что кораблестроители и моряки проиграли «холодную войну» на море. Умолчать о главных фигурантах разгрома подводного флота было бы для них лучшим комплиментом.

Вселяет надежду недавнее заявление В.В. Путина в Череповце о ВМФ. Вот его слова: «После многолетнего перерыва, мы начинаем большую судостроительную программу: до 2020 года на переоснащение ВМФ России будет направлено 4,7 триллиона рублей. Цель: создание современного флота, способного решать все задачи, от ядерного сдерживания до охраны наших экономических интересов и биоресурсов России». Дай-то Бог!

Обновлено ( 04.09.2013 07:19 )